Центробанк понизил ключевую ставку с 17% до 15%. Такое решение было принято на заседании 30 января по вопросам денежно-кредитной политики. Начальник отдела анализа рынков компании «Открытие», брокер Константин Бушуев обсудил тему с ведущим «Коммерсантъ FM» Петром Косенко.

Регулятор ожидает снижения годовой инфляции до уровня ниже 10% в январе следующего года. При этом годовая инфляция продолжит расти и достигнет пика во втором квартале этого года.

— Ваше мнение, это решение ЦБ оправдано?

— С точки зрения поддержки банковской системы, поддержки экономики это решение, возможно, оправдано, хотя оно было сюрпризом для многих. Во всяком случае ЦБ пошел на поводу у тех банков, которые его попросили снизить ставки: мы знаем, что незадолго до этого было письмо региональных банков, которые говорили, что ситуация в регионах в банковской системе очень напряженная, поэтому необходимо снижать ставки. Поэтому ЦБ, видимо, и решил облегчить бремя для банковской системы. Но с точки зрения инфляции, с точки зрения рубля, это решение явно выглядит негативным: если мы смотрим также и реакцию на рынке, то видим, что рубль пробил отметку 70 руб. к доллару, большие объемы торгов идут, рубль продают. Раньше риторика ЦБ была довольно жесткой, то есть он говорил о том, что будет смотреть за безработицей, за инфляцией, и только когда увидит разворот тренда по инфляции, тогда начнет действовать.

— Ожидалось ведь не раньше марта — большинство игроков рынка, с которыми мы разговаривали, говорили, что, скорее всего, снижение ставки не произойдет и если произойдет, то чисто символическое, к примеру, 0,25%. Сразу 2% — это много?

— ЦБ, снизив ставку на 2%, пошел на поводу у рынка, то есть в рынке уже как раз закладывались доходности, которые аналогичны 15-процентной базовой ставке. Поэтому именно ЦБ пошел на поводу у рынка, но мы видим, что рынок ожидал, что ЦБ так не сделает.

— Прекрасная взаимосвязанная логика, это очень трогательно. Как вам кажется, в марте стоит нам ожидать дальнейшего снижения ключевой ставки или пока вообще рано об этом говорить?

— Сейчас рано об этом говорить, потому что в январе мы видим, что инфляция все-таки чуть-чуть замедлилась по сравнению с декабрем, но все равно темпы по январю мы видим год к году. В конце января мы это увидим, наверное, 13,4% приблизительно год к году может быть у нас инфляция.

— Так более 2% только месячная была инфляция за январь, меньше, чем за весь месяц, судя по вчерашним данным?

— 29 января были данные не за январь, а до 25 числа, это еще не весь месяц, то есть там было 2,1% за этот период, а по итогам месяца можно ожидать 13,4% год к году. В феврале мы можем увидеть еще что-то больше, поэтому если в декабре за счет такого резкого поднятия базовой ставки Центральный банк ставил блок на инфляцию, то базовая ставка в момент становилась в два раза выше, чем инфляция. Сейчас получается, что спред резко сокращается, и инфляция, и базовая ставка вновь сходятся, а это угрожает и дальнейшим ослаблением рубля и дальнейшим ускорением инфляции.

— Плюс ко всему вы оперируете теми данными, которые ЦБ сам предоставляет. А реальная инфляция может отличаться от официальной?

— Я не знаю, что вы имеете в виду под реальной инфляцией. Реальная инфляция — это та, которая есть у Росстата, и все остальное — это домыслы.

— То есть прогнозы того, что Росстат на выходе потом покажет. Прошлый год сошелся, или еще не было данных по инфляции от Росстата?

— Инфляция за прошлый год, вы имеете в виду?

— Да-да.

— Да, она выходила еще в начале января. По прошлому году у нас 11,3% к декабрю выходила инфляция, но сейчас, повторюсь, по итогам января можно ожидать 13,4%, и в такой ситуации все еще пока что разгоняющейся инфляции идти на довольно заметное снижение ставок — довольно рискованное мероприятие.

Читать на Kommersant.ru…

Коммерсант FM

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники